Андрей Царев: «Винегрет делать не собираюсь»

Ariada

Для «Ариады» сезон 2014-2015 гг. получился ужасный. А начиналось достаточно оптимистично. Первый же матч с «Ермаком», с командой, которая у себя дома просто «уничтожала» «Ариаду», был выигран «всухую». Потом победа над «Соколом». Самое далекое турне было пройдено почти на «ура» — 6 очков. Далее — победы над будущими финалистами – «Ижсталью» и «Торосом». Но потом последовал настолько серьезный провал, что «Ариада» оказалась на последнем месте.

И в волжской команде произошло то, чего ранее не происходило никогда. Сменился главный тренер прямо по ходу сезона. Жилинский написал заявление об уходе и президент клуба Виктор Васильев его подписал.

Наставником стал Андрей Царев, который до этого был помощником главного тренера. Игровая карьера Андрея Александровича богата выступлениями за клубы Суперлиги, он является бронзовым призером России. Играл и в нашей команде, здесь же и завершил карьеру. В межсезонье присоединился к тренерскому штабу «Ариады».

В дальнейшем, когда он уже руководил командой по ходу сезона, Цареву было не до интервью и до общения. Поэтому мы решили провести беседу по окончании сезона 2014-2015 гг., в котором «Ариада» не попала плей-офф, который по сути именно для нашей команды начался в ноябре.

— Андрей Александрович, 2014 год для Вас выдался насыщенным.

— Да, летом поступило предложение стать одним из тренеров «Ариады», потом у меня родился сын (третий ребенок в семье – прим.). Рождение сына — это было знаковое и приятное событие. В течение сезона было предложено возглавить команду. Получилось так, что теперь ответственность была не только за семью, но и за команду, которая оказалась в тяжелейшей ситуации.

— Виктор Григорьевич предложил Вам ответственную должность. Согласились сразу?

— Не каждый день поступают такие предложения, как возглавить команду. Предложение руководить командой было неожиданным, и в то же время … Было приятно, но я понимал, на что я иду. В психологическом плане – был брошен серьезный вызов.

— Как провели первую тренировку, сказывалось волнение?

(смеется) Ну… было такое волнение. Все-таки, одно дело, когда ты находишься в роли помощника главного тренера, совсем другое — когда ты выходишь на лед уже наставником команды, пусть на тот момент — исполняющим обязанности. Волновался. Со временем все стало на свои места. Самое главное, что команда восприняла это как должное, я так думаю. Это мое мнение. За всех, правда, ребят отвечать не могу. Кто-то может не всерьез тогда меня воспринял.

— Бытует мнение, что начинающий тренер все равно остается игроком. Так ли это?

— Если ты хочешь стать тренером, хорошим тренером, что надо забыть что ты игрок. Мне кажется, здесь больше всего психологический момент в плане того, что выходя на площадку, ты выбрасываешь свой адреналин через борьбу, через ту же «беготню», через столкновения. Весь всплеск эмоций там – на льду. А здесь, стоя на скамейке в качестве главного тренера, ты уже смотришь совсем по-другому. Когда ты сам на льду — ты в моменте игры, бывает, допускаешь ошибки, а стоя на скамейке — ты уже думаешь, что надо было сыграть по-другому, чтобы их не допустить.

— Первая игра под Вашим руководством стала победной. Сложись она по-другому, было бы сложнее работать? Или Вы были готовы к любому исходу?

— Всегда хочется выигрывать, неважно в какой именно игре. Причем неважно – игрок ты или тренер. Конечно, на тот момент очень хотелось, чтобы дебют в должности исполняющего обязанности главного тренера был удачным. Но и ребятам очень хотелось вылезти из той ямы, психологической, почувствовать вкус победы. С чего-то надо было начинать.

— Скорее здесь было важнее в психологическом плане, наверное.

— Именно так. Не было таких мыслей, типа «будь, как будет». Хотелось, чтобы было так, как нужно. А нужна была победа. Для всех нас. Для всей команды. Для руководства… Проявили характер, причем на тот момент команда Нижнего Тагила была достаточно сбалансированной командой. Не будем забывать, что там тоже поменялся тренерский штаб. У руля встал Владимир Васильевич Голубович, у которого я, будучи хоккеистом, играл в команде. Может быть, даже какая-то принципиальная игра была, соперничество в плане бывшего игрока и тренера.

— Каким был самый сложный момент перед этим матчем именно для Вас?

— Самым сложным было настроить команду. Направить ее в то русло, которое я хотел видеть. Играть в тот хоккей, который вижу я. Настроить ребят так, чтобы они в себя поверили. Ведь они могут играть. И неважно, с каким соперником. Они в принципе и доказывали это весь оставшийся чемпионат. Можно выигрывать, если делаешь все правильно.

— После такой серии поражений, большинство специалистов поговаривали, что сезон для «Ариады» провален. Согласны с этим?

— По большому счету, на подобные темы очень много поговорок. Например, надежда умирает последней. Как бы ни было тяжело, мы пытались, мы бились до конца. Потому что теоретически, практически, физически все могло случиться. Все могло бы быть по-другому.

— Почему чередовали вратарей через матч? В других командах почти всегда играет основной вратарь.

— По большому счету, хотелось, чтобы все вратари находились в хорошей кондиции и получали достаточно количество игровой практики. У нас ведь никто не отменял задачу в связи с девятиматчевым провалом. Ну и нам казалось, что они просто не были готовы проводить несколько матчей подряд каждый. Никого из них не хочу обидеть. Ведь груз ответственности лежал на всех, поэтому … мало ли что могло случиться. Поэтому и чередовали. Они четко понимали, что определенный матч играет определенный вратарь, и они настраивались по отдельности на отдельный матч.

— Как удалось вывести «Ариаду» на лидирующие позиции среди остальных клубов по реализации большинства? Если не ошибаюсь, наша команда была лучшей в этом компоненте в «регулярке».

— Мы в принципе не работали именно по этому элементу как-то особенно. В тренировочном процессе, конечно, выделяли на это время, но равно такое же, как и на остальные элементы. Конкретно работать над большинством – у нас не было такой задачи. Если бы мне не сказали, что мы лидируем в этом компоненте я бы и не знал. Наверное, на тот момент лучше было бы и не знать. Потому что как только произнесена фраза об этом, у нас раз – и все пропало (смеется).

— Тогда какой именно компонент не удалось привить команде?

— Скорее всего, игры в обороне. Потому что было много игр, даже тех, в которых мы вели в одну, две, даже три шайбы и в итоге проигрывали. Мы упускали свою игру, упускали победу. Именно тогда надо было сыграть более хладнокровно в обороне, сыграть где-то проще, не перегибая палку.

— Выходит, защитники неважно отработали? Или, если анализировать спустя время, это ошибка тренерская?

— С себя я ответственности не снимаю. Но если посмотреть на чемпионат, и посмотреть, во сколько защитников мы играли, ведь даже приходилось нападающих спускать в защиту – то нормально отработали. Было очень много травмированных, очень. Причем травмированных не по одному разу. Психологическая и физическая нагрузка легла на них колоссальная. Играть в пять защитников на протяжении 5-7 матчей, цифра то вроде не большая, но работать им пришлось на очень высокой нагрузке. Переигрывание положенного игрового времени приводит к «окислению» мозгов, — и я их понимаю,- приводит к тому, что «лишь бы эту шайбу куда-нибудь, подальше от ворот». А это чревато последствиями. Я бы не сказал, что во всем защитники виноваты.

— Чего же все-таки не хватило, чтобы попасть в плей-офф? Подобравшись вплотную к 16 строчке, команда так и не смогла ее переступить.

— Достаточно провокационный вопрос. Или рано поверили в то, что могут. Или тот психологический фактор, что вот оно – рядышком, надо сделать один шажочек, перейти одну ступеньку и вот мы в плей-офф. Наверное, этот момент в большей степени и погубил. Если бы не зацикливались бы все мы на этом… Если бы просто спокойно понемногу двигались вперед, то, наверное, все было бы по-другому. Опять же из одного вытекает другое. Именно те моменты, которые мы не дотерпели в матчах, где вели в счете, а в итоге проиграли и не набрали те недостающие очки. Психологически и физически уже подсели достаточно.

— Тренера избегают обсуждать игроков. Но были ли игроки, от которых ожидали большего?

— Да. Да, были. Разговаривали с игроками. Может быть, кто-то и понимал, что это стиль не его игры. Может быть, кто-то психологически не справлялся. Ведь те, кто сюда пришли, играли сначала в один хоккей, а здесь другой. Другое видение игры. Кто-то смог перестроится, кто-то – нет.

— Что скажете по составу на следующий сезон?

— Основной костяк, я думаю, будет сохранен. Есть ряд игроков, с которыми мы ведем переговоры.

— Каковы планы на межсезонье. Где будут сборы, какие турниры планируются?

— Все в плане обсуждения на данный момент. Учитывая тяжелую ситуацию в стране, мы будем отталкиваться от того, что сборы проведем в Волжске. Есть планы провести турнир у нас, турнир на Кубок ЗАО «Ариада». Может быть, и нас на турнир пригласят. Ну и будем разговаривать с командами по поводу товарищеских матчей.

— Болельщики народ вспыльчивый. Читали критику? Как отнеслись? Что хотели бы им сказать сейчас?

— Нет, не читал. Но слышал об этом. Болельщик он на то и болельщик, чтобы критиковать. Они вправе обсуждать те или иные наши действия. Но единственное что хочу сказать, даже я бы хотел, точнее, обратится к болельщикам, — нам очень нужна ваша поддержка именно в те моменты, когда нам тяжело. Есть ведь такие моменты, когда надо «завести» команду, подбодрить команду. Это дает положительную динамику, в плане азарта. Когда свой болельщик гонит свою команду вперед, играть приятнее и легче. Когда сам играл здесь, чувствовал, как болельщик переживает, поддерживает, подбадривает – значительно легче играть. Нужна поддержка в любом случае! А так «напихать», нагрубить, оскорбить – это проще простого. Понятно, что они приходят, чтобы посмотреть на красивый хоккей, зрелищный хоккей, порадоваться за победу своей команды. Но вы поймите, команда нуждается в вас. Хотелось бы, чтобы вы приходили на хоккей, и чувствовалась ваша доброжелательность, ваше победное настроение. Это очень многого значит.

— Исходя из Вашей хоккейной практики наработки каких тренеров Вы бы применили в своей дальнейшей работе?

(смеется) Хочется взять все самое лучшее из моей хоккейной практики. Но винегрет делать не собираюсь. Мне посчастливилось работать под руководством таких тренеров, как Моисеев, Воробьев, Крикунов, Голубович, Соловьев, Варнаков, которые славятся физической и тактической подготовкой игроков.. Кого-то копировать…Не то что неправильно… Мое мнение, что нужно делать свою линию, прививать свое видение хоккея, и пусть это остается для соперника загадкой (смеется).

А. Хаялиев, ХК «Ариада»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.