Андрей Царев: «Моисеев никого не унижал. Если что-то не нравилось – переходил на «вы»

спорт бизнес онлайн

В сезоне 1997/98 Андрей Царев был в чемпионском составе «Ак Барса». Сейчас воспитанник казанского хоккея возглавляет клуб ВХЛ «Ариада» из Волжска. В интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» Царев рассказал, как он работал под руководством Юрия Моисеева, как поиграл практически во всех татарстанских командах и как оказался в Казахстане.

«ПЕРВУЮ ТРЕНИРОВКУ Я ПРОВИСЕЛ НА БОРТИКЕ»

– Андрей Александрович, расскажите, как вы попали в мир хоккея?

– Помню, как в какое-то полутемное утро меня разбудил отец часов в пять, одел, еще полуспящего, сунул бутерброд в зубы и повел на лед. Даже не знаю, был ли это отбор или уже набор, но я тогда почти всё время тренировки провисел на бортике, поскольку не умел кататься на коньках. Зато имел возможность посмотреть на будущих партнеров, и мне было интересно. Потому, что кто-то из юных «урицких» к тому времени вполне сносно катался. Льда не хватало – по два возраста на площадку, каждому дали по своей половинке, вот я в районе синей линии и «висел». Я начинал у Виталия Дмитриевича Петрова. Потом уже нашим возрастом начал заниматься Михаил Васильевич Литвинов.

– Ваши занятия хоккеем были желанием отца?

– Скорее пониманием того, что мальчику надо чем-то спортивным заниматься. Иначе могло потянуть на нечто нехорошее, связанное с казанским феноменом. Я благодарен отцу за то, что он потянул меня в хоккей, вслед за мной начал водить на хоккей моего младшего брата. Он был вратарем, поиграл во вторых командах Казани и Нижнекамска, выступал за «Олимпию» из Кирово-Чепецка. Но потом закончил.

– А ваш выпуск – это Ремир Хайдаров, Евгений Фролов, Анатолий Хватов…

– Дмитрий Безруков, Евгений Захаров, Ленар Насыбуллин. Хороший получился выпуск. Помню, что по окончании школы с нашего выпуска во вторую команду были переведены 12 человек. Правда, тогда у нас команда недолгое время называлась «Итиль-2». Причем, мы начали за нее поигрывать еще со школы, играя в последнем классе. И человека четыре были, что называется, под первой командой, привлекаясь к тренировкам с основой.

«В КАЗАНИ ВСЕ ВСТАЛО НА СВОИ МЕСТА, КОГДА МЕСТНУЮ КОМАНДУ ВОЗГЛАВИЛ МОИСЕЕВ»

– В те годы, когда «Итиль» была на содержании городского спорткомитета, тогдашний начальник команды Виктор Левицкий сетовал, что у команды нет лишних клюшек, все на счету. Вы тоже пережили те времена общего дефицита: денег, инвентаря, внимания к команде?

– На моей памяти эта чехарда с названиями клуба – СК им. Урицкого, «Итиль», «Ак Барс», – и, соответственно, с хозяевами команды, продлилась недолго. Как-то не отложилось у меня в памяти наличие проблем. А уж когда основную команду возглавил Юрий Моисеев — великий специалист хоккея, всё встало на свои места. С этих времен команда не испытывала никаких трудностей, включая, финансовые.

– На те тренировки, которые проводил Моисеев, можно было проходить сторонним зрителям. Помню, как он стоял на площадке с мегафоном и подбадривал подопечных емким русским словом. Вам не доставалось?

– Скажу так, что в отношении Моисеева к подопечным очень многое зависело от настроения. Бывало у него хорошее настроение, то с ним очень просто было найти общий язык. Ну, а уж если настроение было плохим, то под горячую руку мог попасть любой. Но, замечу, что его настроение часто зависело от игры команды, так что все это было взаимосвязано. В принципе, Моисеев не допускал унижения кого-либо, всегда был корректен в этом отношении. Если что-то ему сильно не нравилось, он даже переходил в общении на «вы».

– Артём Анисимов, который старше вас на год, стал первым воспитанником казанского хоккея, который попал на драфт НХЛ. К вам не проявляли интереса из-за океана?

– Нет. Наверное, потому, что я не попадал в составы юниорских и молодежных сборных страны. Хотя на сборы меня привлекали. Помню, что был в Северодонецке с юниорской командой своего возраста. Это было еще во времена Советского Союза.

«ИМЕНА СОПЕРНИКОВ В НИЗШЕМ ДИВИЗИОНЕ БЫЛИ ПОЗВУЧНЕЕ, ЧЕМ У «АК БАРСА»

– Вы были в команде во время первого чемпионства?

– Да, я был в составе, но на площадку так ни разу и не вышел. В том году нас разбросало по командам Татарстана. Нас с Ремиром Хайдаровым отправляли в «Нефтяник» на правах аренды, чтобы в любой момент можно было вернуть домой, на помощь команде. Женя Фролов и Толя Хватов играли в Лениногорске. Дима Безруков и Женя Захаров уже играли за «Нефтехимик». Со временем и я к ним присоединился.

– Капитан «Нефтяника» Халим Нигматуллин говорил, что готов играть в Альметьевске, пока «ноги до колен не сотрутся». Условия комфортные, требования незавышенные, знай, заходи в плей-офф, и играй там в своё удовольствие. Вам тоже нравилось играть при таких требованиях?

– Мне там тоже было комфортно играть, но несколько по другим причинам. Мне доверял тогдашний наставник Владимир Куплинов, я у него много играл. Он работал в «Нефтянике» вместе со своим бывшим партнером по «Кристаллу» Валерием Белоусовым — тезкой и однофамильцем знаменитого наставника «Магнитки» и «Трактора». Состав у нас был из опытных мастеров – Ришат Гимаев, нынешний наставник «Нефтяника», Юрий Мордвинцев, Эдуард Дмитриев. Андрей Макаров, который сейчас трудится в школе «Ак Барса», доигрывал в Альметьевске, вернувшись из Швеции. С Гимаевым и Макаровым я вышел на первую игру за «Нефтяник» против ЦСКА под руководством Виктора Тихонова. Соперники у нас по именам были даже более знаменитыми на тот момент, чем у «Ак Барса» – ЦСКА, «Спартак», «Крылья Советов», «Химик». «Трактор» и «Кузня» играли в другой зоне. Потом я из Альметьевска перешел в Нижнекамск, где команду возглавлял Александр Соколов.

«В НИЖНЕКАМСКЕ ВСТРЕТИЛСЯ С ОДНОКЛАССНИКАМИ – БЕЗРУКОВЫМ И ЗАХАРОВЫМ»

– Помнится в те годы «Нефтехимик» наполовину состоял из бывших игроков «Ак Барса». В первой игре между Казанью и Нижнекамском, кто-то из удаленных хоккеистов «Нефтехимика», удалившись, поехал на скамейку штрафников «Ак Барса».

– При мне уже такого не было, хотя я больше пяти лет отдал Нижнекамску, с перерывом на сезон в тольяттинской «Ладе», когда команда завоевала бронзовые медали. Но в годы моей игры за Нижнекамск, в «Нефтехимик» рванула вторая волна казанских воспитанников – Айрат Кадейкин, Ринат Касьянов, Роман Баранов, Леонид Лабзов, Владислав Макаров, мои одноклассники Безруков и Захаров. Потом Рафик Якубов подтянулся. Казалось, что Нижнекамск собрал практически половину чемпионского состава «Ак Барса».

– Как будто не уезжали из Казани…

– Да. Правда, у нас уже были поскромнее задачи – попадали в плей-офф. Правда, потом надо было стараться пройти как можно дальше. Мы и сами стремились к выполнению этой задачи, потому, что завершать сезон в феврале никто не хотел. Те же премиальные очень способствовали желанию играть.

– А как восприняли в Нижнекамске сенсационное достижение наставника команды Владимира Крикунова, который вывел сборную Беларуси на четвертое место по итогам Олимпиады 2002 года?

– Не могу сказать. Тот сезон я провел под руководством другого наставника — Петра Воробьева. Это был перерыв в моих взаимоотношениях с Нижнекамском, когда я поиграл за «Ладу» и завоевал с ней бронзовые медали.

– Там же была сумасшедшая серия в четвертьфинале плей-офф с «Ак Барсом».

– Да, «барсы» уступили два матча дома, потом отыграли в Тольятти. В Казани до последнего периода мы вели – 3:0, но «Ак Барс» в очередной раз отыгрался. Пока мы в овертайме не забросили решающую шайбу.

– Воспользовались ошибкой капитана казанцев Дмитрия Балмина, чем повергли в шок переполненные трибуны старого казанского дворца спорта.

– Возможно, но, замечу, этому исходу очень радовались мои персональные болельщики: родственники, друзья. Такова спортивная жизнь.

«СЕЗОН С ЭНХАЭЛОВЦАМИ ПРОСМОТРЕЛ, СИДЯ НА ТРИБУНЕ»

– А почему, кстати, у вас так и не случился контакт с родной командой? Или там посчитали, что одного Царя для «Ак Барса» достаточно? (Голкипер Андрей Царев играл за команду с 1999 по 2004 год, – авт.)

– Не могу ответить на этот вопрос. Просто не знаю. Что касается дальнейшей карьеры, то я вернулся из Тольятти в Нижнекамск. Успел поработать с Крикуновым. А когда его пригласили в московское «Динамо», то стали работать под руководством Всеволода Елфимова. В целом, оба сезона для команды были удачными, а у меня – не очень. Еще играя у Крикунова, я в конце сезона повредил ногу, мениск, мне делали операцию, и в плей-офф я уже не мог помочь команде. Восстановился, начал играть у Елфимова, с которым был знаком еще по Казани, но тут у меня была новая напасть. На старте чемпионата повредил лопатку. Произошло это в столкновении с бывшими партнерами по «Ладе». Правда, это был чисто игровой момент, никого нельзя винить. В итоге практически весь сезон потратил на восстановление. Просмотрев с трибун на тот чемпионат, когда в Казань съехалось множество звезд НХЛ.

– Венсан Лекавалье в двух словах описывал свое впечатление от Нижнекамска, тем, что вытирал задницу долларовой банкнотой. А каким вам показался город нефтехимии в середине «нулевых»?

– Нормальный город. На наших матчах в старом дворце спорта, в котором мы играли, всегда собирался аншлаг, и играть в такой обстановке было очень приятно. Помню, что мы тогда радовали местных болельщиков: и хоккеисты, и футболисты. Коллеги по футболу, помнится, тогда даже претендовали на попадание в Книгу рекордов Гиннесса, как клуб, не проигравший ни одного матча, начиная с предсезонки.

Увы, после этих двух, практически потерянных для меня сезонов, наши отношения с Нижнекамском закончились. Я перебрался в Нижний Новгород, в «Торпедо», которым руководил Михаил Варнаков. Команда тогда играла в нижнем дивизионе, на уровне нынешней высшей лиги и перед нами стояла задача вернуться в высший свет. С ходу решить задачу нам не удалось, в итоге путевку в суперлигу выиграли две подмосковные команды – «Витязь» и ХК МВД. На следующий сезон меня опять постигла неудача, когда я сломал ногу в серии плей-офф. Мне к тому времени исполнилось 30 лет, и я начал зарубежную карьеру, уехав в… Астану.

– Тогда же еще не было КХЛ, где играли?

– В чемпионатах высшей лиги России и Казахстана, за местный «Барыс». Мы тогда удачно выступили, после чего руководство республики и клуба решило, что команда достойна играть на более высоком уровне, и подала заявку на вступление в КХЛ. Созвонились с теми, кто имел познания о городе, узнали, что это город стремительно развивающийся, цветущий, в прямом смысле этого слова. Команда ни в чем не нуждалась, на нее выделялись хорошие финансы. На тот момент, когда я там играл, костяк составляли игроки сборной Казахстана, и несколько российских легионеров. Рамиль Сайфулин из Омска, я, и ныне покойный Ремир Хайдаров. Из «казахов» могу вспомнить Александра Корешкова, который вернулся на родину доигрывать, после карьеры в Магнитогорске, Вадима Краснослободцева, Талгата Жайлауова, которого болельщики «прославили», нечаянно уронив во время встречи с командой.

Оттуда я перешел в Ижевск, созвонившись с главным тренером «Ижстали» Александром Смагиным, с которым вместе поиграл еще за «Нефтехимик». Команда тогда была плотным середнячком. Одним словом, рабочая команда из такого же рабочего города. Болельщик у «Ижстали» был преданный, командой интересовались во все времена. После Ижевска я перебрался поближе к родной земле, сыграв три последних сезона карьеры в Волжске.

«СТАЛ ЧЕМПИОНОМ МИРА СРЕДИ ПОЛИЦЕЙСКИХ И ПОЖАРНЫХ»

– Маленький городок в Марий Эл. Что привело к появлению там хоккейной команды?

– В городе два больших предприятия. Одно, из которых является нашим генеральным спонсором: крупнейший российский производитель торгово-холодильного оборудования – ЗАО «Ариада». Его руководитель Виктор Васильев является большим любителем хоккея. Благодаря ему есть хоккей высокого уровня в Волжске.

Я поиграл в Волжске под руководством Анвара Валиахметова, потом – тренерского тандема Ильнура Гизатуллина и Александра Завьялова. Ильнур Альфридович сейчас работает в тренерском штабе тольяттинской «Лады». Александр Васильевич работает тренером в «Торпедо» из Нижнего Новгорода.

– Гизатуллин в свободное время выступает за ветеранскую команду «Ак Барса», а вы?

– Да, я тоже играл за ветеранов казанского хоккея, выступал за «Динамо-МВД». Два года назад стал чемпионом мира среди полицейских и пожарных на соревнованиях, которые проводились в Белфасте. Мы представляли Россию как сборная.

– Как вы возглавили «Ариаду» и что представляет из себя нынешний состав волжской команды?

– В ноябре прошлого года, после отставки прежнего главного тренера Игоря Жилинского, мне предложили возглавить команду. Не хочу никого выделять из состава нынешней команды, но замечу, что состав у нас подобрался добротный. Из сезона в сезон перед нашей командой стоят серьезные задачи. После того, как под руководством Гизатуллина была завоевана «бронза» в первенстве ВХЛ, то для города и завода — нашего главного спонсора — это было очень знаковым событием. Сейчас перед нами стоят задачи – не просто выходить в плей-офф, но и бороться за «Братину».

– О чемпионате ВХЛ почему-то вспоминают нечасто. Турнир стоит того, чтобы к нему был интерес у публики?

– Чемпионат КХЛ раскручен, прежде всего, за счет демонстрации матчей по телевидению. В прошлом сезоне была сделана попытка показа матчей ВХЛ и выяснилось, что интерес к матчам есть. Если бы такая практика продолжалась, то интерес бы еще более возрос. В некоторых городах, в том же Ижевске, в Орске и Тюмени, в Усть-Каменогорске и Караганде, есть устойчивый интерес к своим командам.

Досье «БИЗНЕС Online»

Андрей ЦАРЕВ
Главный тренер «Ариады»
Дата рождения: 8 января 1977 года
Место рождения: Казань
Карьера игрока: «Ак Барс» (Казань) – 1994-1998; «Нефтяник» (Альметьевск) – 1998/99, 2006/07; «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 1998/99, 1999-2002, 2003/04, 2004/05; «Лада» (Тольятти) – 2002/03; «Торпедо» (Н.Новгород) – 2004/05, 2005/06; «Казахмыс» (Сатпаев, Казахстан) – 2006/07; «Барыс» (Астана) – 2007/08; «Ижсталь» (Ижевск) – 2008/09; «Ариада» (Волжск) – 2009-2012.
Достижения: чемпион России (1998), бронзовый призёр чемпионата России (2003).
С 28 октября 2014 года – главный тренер «Ариады».

Джаудат Абдуллин
http://sport.business-gazeta.ru/article/135956/

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.